00:21 

Прощание.

Кукломаньяк на воле
Если ёлки стали красными, значит, автору - видней (с) Алькор
Ириллиссанта смотрела на сложенный высокий погребальный костёр. Речи верховной жрицы храма огня она почти не слышала, перед глазами стелилась багрово-серая муть, хотелось даже не плакать, а просто провалиться в чёрное небытие и больше не чувствовать непереносимую боль. На погребальном ложе лежала Ириолленна Талла, жрица храма Тауниса и мать Ириллисанты и именно малышке Лиссе, восьмилетней жрице, предстояло поднести пылающий факел к погребальному ложу матери. Три месяца назад оруженосец её отца Эариллайя Талла примчался к ним в имение и сообщил, что отца и ещё двоих воинов схватили инквизиторы смертных. Крик её матери, услышавшей эту ужасную новость, до сих пор звучал в ушах Лиссы. Инквизиторы смертных - всегда смертный приговор, а в том, что смерть не будет лёгкой сомневаться не приходилось. Ириолленна слегла, с каждым днём силы и жизнь покидали её и вот теперь её младшая дочь сжимала нетвёрдой рукой тяжёлый факел, стараясь не упасть в обморок. Сильная рука Салазара, старшего брата Лисси, воина и уже почти героя, на секунду сжала плечо маленькой жрицы: " Пора, малышка." - услышала девочка и медленно, будто во сне, двинулась к погребальному костру. Огонь взвился быстро и сильно, огненный бог был доволен своей, уходящей в Страну Памяти, жрицей. Теперь она принадлежала Сертхо, повелителю мёртвых, но последняя честь отдана ей была сёстрами и дочерью. Салазар, теперь уже опекун сестры и единственный наследник рода Талла, прижал к себе сестру, а через мгновение вынужден был подхватить на руки её обмякшее тело. Маленькая жрица всё же потеряла сознание. Слёзы горя и ярости сковали горло молодого воина. "Я не прощу! Никогда!" - беззвучно прошептали губы лорда Талла.

@темы: Салазар, Ириллиссанта, Сны о Леоленне

URL
   

Моя батарея

главная