Кукломаньяк на воле
Если ёлки стали красными, значит, автору - видней (с) Алькор
Нет, Лабиринт не часть Леоленны, он существует сам по себе. Где? А никто вам точно не ответит. Его можно искать всю жизнь и никогда не найти, а можно свернуть в давно знакомый переулок, и оказаться у входа в это загадочное место. Джарет тоже никакого отношения к Леоленне не имел. Ну не произносят тайнэри тех самых слов над своими детьми. Ни один малыш Леоленны не попал в Замок за Городом Гоблинов. Но...

Тот день, в который Туу-тикки оказалась в замке, не предвещал ничего необычного. Даже прозвучавшие где-то Слова не были неожиданностью. Слова в разных мирах произносят с завидной регулярностью, и появляться лично перед произнесшим их каждый раз Джарет совсем не стремился. В этот раз он решил поручить похищение ребенка и общение с нерадивым родственником своим подданным, а сам занялся более насущными делами. Государство, даже такое необычное как Лабиринт, требует внимания своего правителя.

Командир отряда похитителей возник перед королем неожиданно. Говорить он толком не мог, заикался и делал в воздухе неясные пассы, из которых следовало только одно: появление на месте владыки просто необходимо, и без него этот, стандартный, в общем-то, вопрос, решен не будет! Джарет недовольно поморщился, но поняв, что вытрясти из гоблина что-то более вразумительное чем: "Там-там-там-там-там-ТАМ!!!!!", не получится, отправился на место лично.

Картина, открывшаяся глазам короля, была по истине ужасающей: поле, на котором валялись мёртвые и умирающие, догорали какие-то части обоза, пахло дымом, кровью и сталью. На краю поля лежала женщина. Как она ещё дышала, было загадкой. Видимо, она пыталась спастись бегством, но её достали и нанесли смертельную рану. Свой бесценный груз, который она спасала даже ценой своей жизни, - спелёнутого младенца - она сохранила. Малыш надрывно кричал, а значит, был жив. Вокруг умирающей молча стояли все гоблины. Джарет прошёл мимо своих подданых и склонился над женщиной.
- Спаси мою Туу-тикки, король...
- Я спасу её, клянусь.
Джарет взял свёрток на руки и прижал его к груди. Глаза женщины погасли, она умерла.

Прибыв в замок, король уложил малышку на стол и развернул пеленки. Девочка была цела, но её кожа была сиреневой! Джарет вспомнил лицо и руки матери, а в том, что это была именно мать малышки, он почему-то не сомневался. Кожа женщины была залита кровью, приобрела восковой оттенок, но сиреневой она не была. Призванный лекарь нашёл, что девочка абсолютно здорова, а цвет кожи - её природный. Необычная малышка, ужасные обстоятельства её появления в замке, а также клятва, данная её матери, заставили Джарета объявить Туу-тикки своей дочерью и принцессой.

А при чем же здесь Леоленна? Да просто это любимый мир юной Туу-тикки. Была ли она родом из Леоленны, или этот мир полюбился ей по какой-то другой причине, не известно, но именно там чаще всего видят юную принцессу в сопровождении небольшой свиты.

@темы: Туу-тикки, Сны о Леоленне, Джарет